Большая жизнь карельского поэта

Большая жизнь карельского поэта

Олег Мошников
02.07.2020
Александр Волков – один из самых ярких и деятельных представителей карельской национальной литературы, внёс большой вклад в сохранение и развитие карельского языка и культуры, литературы на карельском языке.

Народный писатель Карелии Александр Волков. Фото: Сергей Юдин
Народный писатель Карелии Александр Волков. Фото: Сергей Юдин

4 апреля 2020 года ушёл из жизни поэт, переводчик, хранитель карельского языка, заслуженный работник культуры Республики Карелия – Александр Лукич Волков…

Познакомился я с Александром Лукичем в середине 90-х годов в редакции журнала «Север». А. Волков принёс на суд заведующего сектором поэзии свою первую книжку стихов «Маленькая Дессойла». С этого дня началась наша многолетняя дружба, совместное творчество, итогом которого стали стихотворные переводы, поэтические вечера… Бывал я и в Эссойле, в бревенчатом родовом доме Волковых на живописном берегу Сямозеро: снаружи – имеющий следы осколков времён Великой Отечественной войны, внутри – напоминающий, отчасти, музей крестьянской утвари конца 19 века. Пользуясь карельским гостеприимством, я тепло общался с женой Александра Лукича – Юлией Алексеевной, дочерью Натальей, его внуками и друзьями. После помывки в парной бане родилась наша песня (на мой перевод стихотворения Волкова), с успехом исполняемая бардом из Марциальных вод Фёдором Кузьминым. Как говорил Лукич, у карела нет друга лучше вепса. По общности жизни и уклада. По близости языка. За разговорами с радушным хозяином – часы летели незаметно! Он был очень мудрым, деятельным человеком, обладающим огромным жизненным опытом производственника и творца, знатоком крестьянского уклада и человеческой души, и, несомненно, интересным собеседником. Он знал и цитировал наизусть стихи многих классиков и талантливых современников, рассказывал десятки занимательных историй, некоторые персонажи которых вдохновили меня и на свои короткие прозаические сюжеты. Но стихи – были его несомненным жизненным кредо.

Несмотря на позднее издание первого сборника, ведь ему было уже за шестьдесят, Александра Лукича не назовёшь новичком в литературе. Первые свои стихи он написал ещё в школе; в печати дебютировал в 1958 году, а в начале 90-х, после выхода на пенсию, развил настолько мощную творческую активность, что сразу стал известен в поэтических кругах. За отпущенное время (в декабре 2019 году Александру Лукичу исполнился 91 год) он издал более двадцати книг и заслуженно получил высокое звание – Народного поэта Карелии. Большинство книг Волкова написаны на родном карельском языке, литературную составляющую и жизнеспособность которого Лукич отстаивал твердо и непоколебимо. Первой значимой книгой на русском языке стал сборник «Тихое небо», вышедший в 2008 году. В сборник вошли и переводы, сделанные Армасом Мишиным, Андреем Расторгуевым и мной. «Скажу откровенно, нет писателя, который не желал бы видеть свои создания на языках других народов. Тем более актуальна возможность расширить круг читателей для поэтов малочисленных народов. Без понимания души другого народа не может быть истинной дружбы. И здесь, как нигде, важна роль переводчика, его искусство и мастерство», – пишет сам поэт в коротком предисловии.

Он был очень мудрым, деятельным человеком, обладающим огромным жизненным опытом производственника и творца, знатоком крестьянского уклада и человеческой души, и, несомненно, интересным собеседником.

Мне лестно было услышать такую оценку собственного труда. Но Андрей Расторгуев пошёл дальше. Благодаря его сотрудничеству с Волковым, увидела свет книга «Слово о ливвах», переведённая на пятнадцать (!) финно-угорских языков.

В мире поэзии Александра Волкова есть всё, что волновало, грело и тревожило любого человека испокон веку. С незапамятных времён, например, центром Вселенной для всех нас является родной дом. Дом – не просто жилое строение, а место, которому ты обязан всем лучшим, значимым и сложным в себе, а ещё – точка отсчёта для твоего земного пути. И, как-то незаметно, понятие дома у автора начинает разрастаться до глобальных масштабов. От образов отца, матери, деда, от вполне конкретных, построенных ещё дедовскими руками, избы в деревне Дессойла и причала Волков отходит, чтобы назвать своей родиной куда более обширное пространство – всю Карелию. Его патриотизм, впрочем, не криклив, не голословен, и если уж где-то с гордостью говорится: «мы – финно-угры», то это скорее не от лица абстрактно-плакатных «мы», а от лица человека, осознающего свою причастность к великой древней культуре. Его патриотизм, можно сказать, состоит из самых обычных предметов, которые можно увидеть и потрогать – хлеба, отцовского ковша, прибрежных камней, жёлтых осенних листьев. А ещё – из пейзажей, по которым житель любой точки земного шара, ни разу здесь не бывавший, запросто поймёт суть нашего лесного озёрного края.

Литературный герой Александра Волкова живёт на земле, рядом с нами, в одно время с нами. Живёт и после безвременного ухода самого поэта, прожившего большую и славную жизнь. 


ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Oma Mua
Jiämäen harjas
Kielen, literatuuran da histourien instituutan tilois on avvoi arheolougien muzei. Muzeih on kerätty kallehimat arheolougizet materjualat, kudamat kuvaillah Karjalan muinazien eläjien eloksentabua.
Karjalan Sanomat
Lääkärit palvelevat lähellä asuinpaikkaa
Karjalan terveysministeriön suunnitelmissa on rakentaa tänä vuonna kaksi ja korjata kymmenen terveysasemaa.
Karjalan Sanomat
Työmatka 1900-luvulle: kolmas osa julki
Uudessa osassa journalisti ja kotiseuduntutkija Juri Šleikin kertoo 1900-luvun sekä 2000-luvun Karjalan merkkihenkilöistä ja -tapahtumista.
Kipinä
Lapšien ta nuorison talvihuvija
Karjalaisilla lapšilla ta nuorilla talvella oli kaikenmoisie kisoja pirtissä. Niistä tekstin luatijalla kerto muamoh Santra Remšujeva viime vuosišuan lopušša.
Karjalan Sanomat
Omin Silmin käynnisti uuden ohjelman
Suomenkielinen luento kielen kehityksestä avasi Tietoja talteen -ohjelman Karjalan vähemmistökielillä. Seuraava luento on karjalaksi.
Oma Mua
Jänöiselgy armas
Vieljärven kyläkunnan Jänöisellän kylän ainavo eläi 85-vuodehine Viktor Sumkin saneli kylän da oman perehen jygies elaijas.
Karjalan Sanomat
Fokuksessa Vienan kuolleet kylät
Paanajärven hävinneet kylät -näyttely kertoo kahdesta kansallispuiston kuolleesta kylästä ja niiden kautta Vienan Karjalan historiasta.
Kipinä
Karjalaisie valehšuarnoja
Petroskoin Oneženka-päiväkojin kašvattajat valmissettih mukavie kertomukšie Karjalaisie valehšuarnoja -šarjašta.
Oma Mua
Pitkyjärven sillan mustokse
Sillat, sillat…, pienet dai suuret, raudubetonahizet dai puuhizet, rippujat sillat, telat dai suodu myöte poikkizin lykätyt parret…
Karjalan Sanomat
Tulevat opettajat kilpailevat voitosta
Yrittäjät ja työnantajat osallistuvat mestaruuskilpailuihin. He laativat tehtäviä kilpailijoille ja toimivat tuomareina.
Войти
Регистрация
Пароль
Повторите пароль