Сенокос как часть жизни вепсов

Сенокос как часть жизни вепсов

Владимир Етоев
28.07.2020
Почти каждая вепсская семья в деревне была связана с сенокосом. У Озёрских вепсов были свои особенности сенокосной поры.
Не то сено, что на лугу, а то, что в стогу.
Не то сено, что на лугу, а то, что в стогу.

Почти каждая вепсская семья в деревне была связана с сенокосом, так как практически все держали домашний скот. Коровы были основными кормилицами – без них нельзя было выжить в большой семье. Поэтому участие в сельскохозяйственных работах, особенно в сенокосе, принимали все члены семьи. Конечно, в целом сенокосная пора у всех одинакова, но отличия в терминологии, климатических условиях, конструкции инструмента все же имеются. Свои особенности есть и у средних вепсов.

Пора сенокосная

Сам сенокос обычно начинался после первого июля и был связан с религиозным праздником – раньше Тихвинской никогда не начинали! Видимо, именно в этот период трава набирала силу и витамины. Места, на которых косили, имели общее название – пожни – участки, на которых можно было накосить как минимум воз сена и поставить стог. Сенокосные места были родовые и у семьи Васильевых и имели следующие названия: Sondalsu, Jakovnem’, Ruuhk, Ol’šankar, Sar’, Haračoja, Sosar’ zapol’k, Kangas. Они находились в километре-трёх от деревни. В моё время их распределял совхоз по жребию или председатель. Но иногда на пожни клали замок – кто-то приходил и делал один или два прокоса, таким образом, считая, что он имеет право на эту пожню. Хозяин пожни тоже скашивал два прокоса и тогда конфликт решал управляющий или бригадир. Все дело в том, что за пожнями приходилось ухаживать: расчищать их от кустарника, сеять траву, вносить удобрения, делать пожоги и другое. Инструмент для ручного сенокоса типовой для всех: коса, грабли, вилы, носилки, топор, отбивной молоток с бабкой, брусок для заточки косы.
Перед тем, как косить, косу отбивали. Обычно это делали перед поленницей дров, сидя на чурочке. В поле отбивали с использованием подручных средств.


Косы и премудрости косьбы

Косили косами-литовками. В отличие от русской косы, которая имела только одну ручку, у вепсов коса имеет две ручки, и сама является стационарной. То есть для каждого члена семьи приходилось делать косу индивидуально по росту. Само косовище делалось из ёлки с сучком, которое было верхней ручкой. Затем оно высушивалось, обрабатывалось, и на неё насаживался нож косы.
Косили в основном по утрам наточенной и отбитой косой. Прокосы разбивали сразу же косовищем – обратной стороной. Потом сено сушили. В хорошую погоду с ветерком сено переворачивали два-три раза, затем складывали в копны. На следующий день, когда роса сходила, копны разбрасывали, то есть сено разносили охапками по скошенному светлому месту, чтобы дополнительно высушить и положить его в стог. Хозяин загодя готовил подстожье, подпоры и стожар под стог. Вот тогда нужен был топор.

В отличие от русской косы, которая имеет только одну ручку, у вепсов коса имеет две ручки, и сама является стационарной. То есть для каждого члена семьи приходилось делать косу индивидуально по росту.

Стожары изготавливали из осины или берёзы, что обусловлено отсутствием смолы. Затем стожар втыкали в землю с таким расчётом, чтобы он не качался. Для этого его крепили по кругу несколькими кольями с рогатинами-подпорами, закрепляя их к стожару ивовыми прутьями. Под основание стога устраивали настил, состоящий из брёвен и жердей, на которые укладывали ветки с листьями. На таком основании сено не мокнет от земли ни в осеннюю слякоть, ни весной при таянии снега. К тому же, стог продувается снизу и сено вентилируется. С него удобнее брать стог для перевозки.

Мётка стогов – целое искусство! 

На второй день ближе к обеду после сушки сено сгребают с двух сторон в валы, а позже собирают его в копны. Затем копны переносят на носилках к стоговому месту по кругу и начинают метать стог. Метать стога исстари дело мужское, но иногда это делают женщины. Метали сено трехрогими вилами. Обычно, в хозяйстве было трое вил: одни с коротким черенком, вторые – со средним, а третьи – с длинным.

Вначале укладывается основание, от которого многое зависит, например, размеры стога, его устойчивость и сохранность сена. От качества основания стога зависит и его внешний вид, по нему судили о хозяине. Мастерство было видно.

Когда наступало время топтать стог, на основание залезал топтальщик и начинал уминать сено и набивать середину, навивая сено вокруг стожара. Использовали вилы с короткой рукоятью. После выравнивания площадки вилы менялись на средние, и стог продолжал расти.

  

02.jpg


Принцип укладки сена в стог был следующим. Метальщик, переходя по солнцу от копны к копне брал трехрогими вилами охапку и укладывал сено в стог – два навильника (охапка сена, поддетая на вилы) рядом, один за другим, и один навильник на них, в середину поближе к стожару. Средний навильник как бы зажимал крайние, удерживал и закреплял сено в стогу. Сено подавалось на край стога или под ноги топтальщика к самому стожару, чтобы там не было ямы. На стоге стоять мог не каждый, и здесь нужна была сноровка. Топтальщик сверху видел всё и руководил метальщиком. Обычно на стогу стоит женщина. Она показывает граблями, куда требовалось положить очередной навильник, где сена нужно было положить побольше.

Сметав большую часть сена, стог обчёсывали. Метальщик брал в руки грабли и собирал с боков стога клочки незакреплённого, несжатого сена. При этом топтальщик придерживал сено граблями сверху, не давая выдрать из боков стога лишнего. Сметав где-то половину стога и отложив в сторону вилы, метальщик начинал обчёсывать граблями стог снизу. Такой стог принимал по завершении обчёски сена необходимую форму.

Когда стог заканчивали метать, стоять там было всё страшнее – стожара оставалось всё меньше и меньше, а всё равно надо было за него не только держаться, но и граблями работать, переходя с места на место по кругу. Затем ставились подпоры. Топтальщик, держась за стожар, помогал ставить подпоры метальщику, стоя напротив опоры. Когда сена оставалось совсем немного, начинали вершить стог – постепенно сужать кверху и меняли вилы на другие – с длинной ручкой. Вокруг стога работы находилось всем: кто-то готовил из веток берёзы скрученные вицы; кто-то подгребал следы – сгребал сено, что осталось от копен. Остатки сена, чтобы они не выскользнули из вил, складывали конвертиком: подбирали сено с краёв к середине и зажимали его ногой. Такой навильник забрасывали последним на стог и, слегка растряхнув его, топтальщик обвёртывал сено вокруг стожара. Всё, стог был смётан!

На вилах подавались вверх скрученные берёзовые вицы, которые раскладывались на четыре стороны стога, чтобы ветром не разворошило сено. Кроме того, метальщик, взяв носилку, охлопывал стог со всех сторон, утрамбовывая сено в стоге. Спускали топтальщика со стога по носилке, приставив её к стогу.

Сенокос в дождь

Сенокосы были разные. Иногда погода не давала высушить сено из-за непрерывного дождя. Тогда использовали следующую технологию. Выкошенное сено с прокосов брали в копны на шарпаки – колья с сучьями длиной 1,5-2 метра.

Если позволяла погода, сено сушили. Но бывало и так, что в стог приходилось укладывать влажное сено. Тогда его посыпали солью. В целом, на один стог приходилось использовать три-четыре пачки крупной соли.

Её насыпали по кругу – на каждый ряд обхода метальщика. Стог контролировали, чтобы он «не загорелся» или не запарил. При восходе солнца, утром, было хорошо видно, если появлялся пар (дым). Стог в хорошую погоду тогда разбрасывали и сено сушили.

Конечно, трудно передать всю технологию заготовки сена ручным способом. Я постарался затронуть только основные способы и некоторые различия сенокосной поры Озёрских вепсов. Моя задача – передать и сохранить те традиции, которыми жили вепсы большой семьи Васильевых из деревни Мартемьяновская.


Автор статьи выражает благодарность Татьяне Ивановне Етоевой (Васильевой) за предоставленные материалы и уточнения.


ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Oma Mua
Mie toivon myöštyö
Kanšallisešša musejošša esitettih kirja liäkäristä Anatolii Martinovista. Kirjan luatijana on Valentina Sukotova, Oneganiemi-kanšalaisjärještön johtaja, ihmisoikevukšien puoluštaja, Anatolii Martinovin yštävä ta apulaini.
Kodima
Muštsijad, kuti voinan jäl’ged
Kalages om völ kaičenus sijoid, miččed starinoičeba voinan aigoiš da kaičeba istorijad. Suomalaižed batarejad Kalag’-posadas vahvištoitaba ristituiden starinoid. Nügüd’ nece azegsija tuleb Kalag’-külän melentartuisijaks, no vähän, ken tedab, mikš nece batarei sijadase ani mägel i min täht se oli tehtud.
Karjalan Sanomat
Lahdenpohja: Suomalaisesta kartanosta museoalue
Kesämökiksi vuosikymmeniä sitten muuttunut suomalainen kartano on nyt tarkoitus peruskorjata. Omistajat suunnittelevat taloon museota ja pihapiiriin kivirakennelmien puistoa.
Karjalan Sanomat
Ei tullutkaan äänettömyys
Uudessa Äänettömyys-ohjauksessaan Sergei Pronin nostaa esiin vähemmistökielen säilyttämisen ongelmaa. Esityksessä ei puhuta, mistä kielestä kyse on.
Oma Mua
Henna Massinen: Kai karjalan kielen murdehet ollah armahat
Henna Massinen ruadau Päivännouzu-Suomen yliopistos suomen kielen da kiändämizen opastajannu. Yhteltiedy häi on loppemas omassah väitöskirjua rajakarjalazien murdehien suomelastumizeh näh. Ližäkse Henna kirjuttau karjalan kielen syvendäjien opindoloin tutkielmua karjalazis žiivatoin nimis.
Karjalan Sanomat
Nukketeatteri voitti Kultaisen naamion
Karjalan nukketeatterin esitys Kalastajasta ja kalasta sai Venäjän ylimmän teatteripalkinnon Paras esitys nukketeatterissa -sarjassa.
Kodima
Endevanhan vepsläižen naižen sädod
Tedat-ik tö, mitte irdnägo oli vepsläižel naižel äi vozid tagaze? Miččed sädod oliba da miččes kanghaspäi ned oli tehtud? Sen polhe mö pagižem Natalja Denisovanke, Karjalaižiden, vepsläižiden da suomalaižiden mediakeskusen radnikanke.
Oma Mua
El’vira Derevl’ova: oma kieli da pajot ollah ainos sydämes
Karjalaine El’vira Derevl’ova on rodužin Veškelyksespäi, ga äijän vuottu eläy Petroskois. Vastavuimmo El’vira Derevl’ovan kel Petroskois Belije kl’uči -sanatouries, kus naine ruadau – järjestäy pidoloi gostile.
Kodima
Vepsläine delegacii ajoi Salehard-lidnaha
Sulakun 4.-8. päivil vepsläine delegacii Karjalaspäi radoi Salehard-lidnas. Sigä mäni Venäman Pohjoižen, Sibirin da Edahaižen Päivnouzman igähižiden rahvahiden toine forum.
Karjalan Sanomat
Sota naisen silmin
Karjalan laulu- ja tanssiyhtye Kanteleen uusi musiikkiesitys Heijastus esitettiin suurella menestyksellä Petroskoissa maanantaina. Vuoden päästä esitys pääsi lopultakin ensi-iltaan.
Войти
Регистрация
Пароль
Повторите пароль