Иванозеро

Иванозеро

Нестор Петров
23.12.2022
Нестор Петров – большой любитель выйти на природу. Есть у него немало лесных баек и историй. Одна из таких о любимом рыбацком месте – лесном Иванозере.
Круг света от костра усиливает ощущение темноты за его пределами. Фото: Нестор Петров
Круг света от костра усиливает ощущение темноты за его пределами. Фото: Нестор Петров

Решение поехать на рыбалку чаще всего приходит спонтанно. 

Как-то летним погожим утром, умывшись, взглянув в туалетное зеркало, решил про себя без колебаний: а поеду-ка я на Иванозеро, порыбачу.

Заправил бензином видавший виды старенький скутер, погрузил надувную лодку, рюкзак с провиантом, оделся согласно рыбацкому этикету и выкатил навьюченный скутер из гаража. Двигатель зажурчал. Застучал божьими молоточками по стосковавшейся душе. Мысль о нелёгкой поездке воплотилась в словах негромкой молитвы. Про себя.

Выехав на грунтовку, прибавил газу – за мопедом из-под колёс потянулась дорожка пыли, ветер приятно обдал лицо прохладой, и посёлок со всеми проблемами, дворами, летней духотой остался за спиной. Вот только ямы на дороге немного напрягали, в то же время придавая поездке спортивный азарт. Дорожная извилистая змея через несколько километров поднимается резко в гору, как голова кобры. Скутер с ощутимым напряжением тянет своего ездока всё выше и выше.

Выход к озеру – это настоящее зрелище. Завидую тому, кто окажется здесь впервые.

Я глушу двигатель – в этом месте всегда отдых. С молодости, наверное, так повелось... Раньше ходили пешком или на велосипеде и всегда делали привал в этом месте, на вершине.

Выкурил сигарету, настроился, можно ехать дальше. Завёл двигатель и покатил под гору. Позади за мной наперегонки мчатся слепни, пытаясь догнать свою добычу, но дорожная пыль, поднятая колёсами, ломает их планы загрызть проезжего рыбака.

С подножья горы дорога выходит на поля. Они выглядят теперь, как тетрадный лист в клетку: канавы заросли деревьями, и карточки полей обрели чёткие границы… Проезжаю мимо погоста. Если бы не знал, что еду мимо кладбища, даже не обратил бы внимания на него. Сквозь лесок виднеются замшелые кресты и даже ухоженные могилки.

Вот и деревенька. В ней ещё осталось несколько домов... 

Никогда не приходило в голову посчитать их: может, восемь или семь. Зимой тут, я думаю, ни души. Разве что летом промёрзшие избы обживают дачники. А примечательна она тем, что чаще всего именно здесь решают рыбаки, на какое озеро в итоге поехать, где попробовать рыбацкую удачу. Три дороги ведут к другим деревушкам, почти заброшенным. От некоторых уже следа почти не осталось, лишь луга на их месте. И везде там есть озёра, ламбушки, речушки.

У меня же в этот раз есть чёткая цель. Доезжаю до перекрёстка за развалинами церкви и останавливаюсь. Тут надо точно отдохнуть, проверить ещё раз, всё ли взял необходимое. Конечно, главное – снасти, сигареты и связь, остальное вторично, но всё же. За этим перекрёстком возвращение домой за недостающими вещами равнозначно «провалу операции».

Дальше испытания больше для скутера, чем для меня. Я вообще с ним разговариваю во время таких поездок, надеюсь, что он меня понимает. Нам приходится преодолевать эти испытания вместе – это объединяет, не так одиноко что ли... Да и когда привязываешься к вещам, заботишься о них, вкладываешь душу, не мудрено, что они становятся чем-то живым.

Проезжаю битой дорогой через поля – последнее обжитое людьми место остаётся позади. Впереди стена мрачного леса со своим, только ему понятным шепотом листвы, возмущённой то ли ветром, то ли недовольством от моего появления…  Лесная дорога тоже разбита, ехать приходится между колеями, чтобы не встрять. Деревья нависают куполом, указывая путь небесной полосой сверху. Звук мотора вдруг стал ярким, громким – не даёт отвлекаться и глазеть по сторонам.

Путь назад всегда короче. Не знаю, отчего оно так. То ли дорога в памяти ещё горяча, то ли желание вернуться домой придает скорости…

Проехав отрезок пути до первой развилки, – так все называют это место со времён лесозаготовок – останавливаюсь отдохнуть. Руки и ноги подустали от постоянных попыток удержаться на скользкой грязи и лужах по дороге. Закурил… Прикинул время. Прошло около сорока минут от дома до первой развилки. После шума двигателя кажется, что лес тоже затаился. Вокруг непривычно тихо. 

Осмотрел скутер на предмет повреждений – всё нормально, только грязный весь, впрочем, как и я. Завёл мотор. Где-то ещё через километр борьбы с грязью и бездорожьем дорога упирается в гать. Всё. Дальше пешком – низкая посадка скутера не даёт проехать по брёвнам, которыми застелен болотистый участок заброшенной лесовозной дороги. Да, и нет желания долбать технику. Как-то давно мы с другом пытались пилой выпилить в брёвнах колею для скутеров, но получилось не очень… Убрав скутер с дороги, загружаю на спину рюкзак с лодкой, рюкзак с провиантом на живот, спиннинг на плечо. Друзья-слепни присоединились ко мне, и под их жужжание я бреду дальше. Следующая остановка на второй развилке.

Пешим ходом всё проще, и главное – меньше грязи.

Примерно на полпути до второй развилки справа завиднелась делянка. Пролетая мимо неё, мои кусачие спутники, видимо, свистнули родню – помощников, подгоняющих меня, заметно прибавилось. Дорога извилистая, вверх-вниз, влево-право, и всё кажется, что вот-вот за следующим поворотом долгожданный привал. Но снова поворот и новая надежда. Немного подводит память – давно тут не был… Наконец развилка!  Я сбрасываю ношу и ложусь на траву. Ноги в болотных сапогах гудят. Одежда стала влажная от пота. Воздух кажется горячим.

Ближе к зорьке клёв повеселее, да, и комары отстали. Мир сжался до берегов озера. Всё, что помимо ловли, больше не беспокоит, словно осталось за незримой чертой.

Отдохнув, я загружаюсь и иду дальше. Остался последний рывок до озера… Путь по лесной тропинке сквозь чащу даётся на удивление быстро. Свежих следов нет, да, и техника на развилке не стоит, значит, на озере никого. Одиночество далеко в лесу нагоняет тревогу, особенно когда пропадает последняя надежда кого-то встретить.

Выход к озеру – это настоящее зрелище. Завидую тому, кто окажется здесь впервые. Сквозь деревья появляется просвет и ветерок. Он не такой как в лесу, он скорее зовёт, манит. Свет впереди облегчает путь. Вот уж нарочно не придумаешь… Выйдя на бугор к берегу озера, с огромным облегчением сбрасываю ношу. И так охота гикнуть во весь голос от вида этой красоты посреди чёрного леса! Свежий ветер. Шум воды. Птицы тут так галдят, словно городской базар, и вдруг ловишь себя на мысли, что всю дорогу не слышал их, будто их и не было там вовсе. Вот так, поди, обомлев, и первый увидевший озеро Иван стоял на берегу и не мог прийти в себя от первобытной чарующей красоты.

Ближе к зорьке клёв повеселее, да, и комары отстали. Мир сжался до берегов озера. Всё, что помимо ловли, больше не беспокоит, словно осталось за незримой чертой.

Зарядившись от этих диких природных красот, разжигаю костер… На ночёвке всегда есть чайник и котелок. Ставлю чайник на огонь. Надуваю лодку и спускаю её на воду, готовлю снасти. Чай лесной всегда вкуснее, насыщеннее. Утоляет голод как никогда.

Ну, что ж пора на воду… Вот она – долгожданная рыбалка! Выйдя на воду, первым делом распустил спиннинг с вертушкой и поплыл вдоль берега – дорожить. Озерцо небольшое, овальное с небольшой загубиной, берега с трёх сторон буграми. Северный берег длинный, завален корягами – не подойти на лодке, разве что в одном месте. Напротив – берег с бугра пологий и дно пологое, можно дорожить ближе к краю. Восточный бугор, на него и выходит тропа, вытянутой частью делит пополам болото, которое отвоевало уже внушительную часть воды и делает зыбкой линию озера. Эх, зарастает ламбушка...

Поклёвка! Мимо. Прозевал... Нет, догнал! Быстрый взмах. Подсечка! Катушка загудела. Окушарик! Отлично, заброс, едем дальше… Пару кругов, и ухожу против ветра к берегу, чтобы спускаться по ветру с забросами. Надо найти блесну, на которую реагирует щука. И так взад-вперед… Есть поклёвка!  Щучка небольшая сильная с оранжевым пузом и пустым холодным взглядом. Глубоко заглотила блесну. Придется оставить себе: не выживет.

Ветер к вечеру утих, вода стала, как зеркало. Комары в ожидании добычи почуяли, что больше нет препятствий для ужина и ринулись ко мне. На маленькие резинки – твистеры – удалось поймать несколько штук окуней. 

Когда привязываешься к вещам, заботишься о них, вкладываешь душу, не мудрено, что они становятся чем-то живым.

Ближе к зорьке клёв повеселее, да, и комары отстали. Мир сжался до берегов озера. Всё, что помимо ловли, больше не беспокоит, словно осталось за незримой чертой. Хорошо...  Душевный покой, счастливая пустота в голове, насыщенная только этим озером, этой рыбой с ее запахом на ладонях. Рыбацкий азарт. Проблемы быта исчезли, словно всё мешающее жить вдруг сгинуло.

На сегодня, думаю, хватит. Пока не стемнело, надо на берег – варить уху, отдохнуть. После лодки всегда приятно ощущается земная твердь под ногами. Усталость такая странная – не мышечная, не моральная, а какая-то природная, расслабляющая. Почистил рыбу, три картошины, луковицу, поставил воду на огонь. Пока закипает, собираю дрова на ночь. Ну всё, достаточно, сажусь в тишине у костра, картошка варится. Открываю фляжку.

Водочка пошла горячо, туго. Закусил помидоркой. Закинул вариться рыбу, лук, половинку помидора… Приготовил лежак на ночь, хорошо кто-то оставил большой кусок полиэтилена. Накроюсь – комары не так будут мешать. Уха почти готова. Кидаю туда уголёк с костра и подливаю чутка водки, кладу лаврушку, перец. Можно ужинать. 

Вокруг заметно потемнело. Круг света от костра усиливает ощущение темноты за его пределами. Одинокая птица кричит где-то на том берегу. Луна освещает гладь озера… Блики костра разбегаются и тают в котелке, в вареве янтарной пахучей ухи. Мир!!!

Сигарета смачно пошла после двух стопок под рыбку. Кажется, что дым от сигареты не отгоняет комаров, а, наоборот, они словно ловят его, чтобы тоже затянуться за компанию со мной. Ладно, надо ложиться спать, вставать рано, зорьку бы не проспать…

Ранее утро. Солнце ещё не выглянуло из-за макушек деревьев, на берег волной наступает туман. Не птицы будят меня своим многоголосьем, будят проклятые комары противным писком в тишине. Воздух не шелохнется. Костёр почти потух. Красота!!! На месте не обращаешь на неё внимание. Понимание этой умиротворяющей картины всплывает только со временем дома. Возможно, именно это чувство и тянет тебя снова и снова возвращаться сюда. В теле сонный холод без дрожи. Слышно, как щука плещется где-то у берега, недалеко в загубине. Ну всё. Пора ставить чайник на огонь. Надо подкинуть дров в догорающий костёр, подкачать лодку, позавтракать и за рыбой. О дороге домой даже не хочется думать… С утра дорожить поленился, да, и ветер ещё только приоткрыл форточку, не хочет разгонять комаров – всю голову затоптали. Хорошо, когда знаешь водоём, – не надо методом тыка искать места, где пасётся рыба.

Человек быстро привыкает к хорошему и перестаёт замечать то, что ещё вчера казалось диковинным.

На небе появились облака – погода меняться будет… Прошёл каряжник – пусто. Решил, попробуем переключиться на окуня, а там, глядишь, и щука между делом выплывет из укрытия. Рыбалка пошла своим чередом.

Утренняя зорька подарила хороший улов окуней. К сожалению, щука только одна...  Здоровая колобаха ушла, словно сорока, захватив с собой яркую блесну – рыбацкую дань.

Время – восемь утра. Пора собираться в обратный путь, домой. Хорошего помаленьку. Собрав свои пожитки, кушаю на дорожку, курю неспеша. Виды первозданной природы уже не так бросаются в глаза. Значит, отдохнул. Человек быстро привыкает к хорошему и перестаёт замечать то, что ещё вчера казалось диковинным. Прощаюсь с озером, благодарю за улов и в путь.

Путь назад всегда короче. Не знаю, отчего оно так. То ли дорога в памяти ещё горяча, то ли желание вернуться домой придает скорости… До второй развилки долетаю на одном дыхании. Падаю на траву, курю. По пути приметил медвежий след рядом с лужей. Не могу вспомнить, был ли он вчера, или я просто не заметил, а может косолапый вечером после меня перешёл дорогу. След вроде не свежий... Слушаю птиц – всё спокойно, без тревоги. Показалось...  Но лучше шуровать от греха. Загружаюсь, иду быстрым шагом. Сегодня компанию всё утро составляют комары и мошкара, пытаются мне в глаза заглянуть. У делянки подул ветерок, посвежело. Облака спрятали солнце. Эх, щучья погода!

Скутер замечаю ещё издалека, как-то сразу и на душе спокойнее. Ждёт меня… Навьючил родимого, завел. Закурил. Теперь дело пойдет быстрее. 

Зная уже все ямы, проскочил до первой развилки махом. Останавливаться не хочется. Лечу по грязи, не обращая внимания на брызги и юзы колес. Как на ралли. Выскочил из леса на поля. Впереди сквозь редкие деревца над высокой травой вижу деревню, стены церкви. Доехал до перекрестка, остановился, заглушил двигатель. Закурил. Благодать. Лес шумит там вдалеке, грозит мне вдогонку. Прощается…

Подъехали два знакомых парня на мотоциклах. Поговорили. Словно переняв у меня эстафету, поскакали по разбитой дороге за кусочком счастья. Теперь лесу есть на кого пошуметь…

Дальше, после лесной слякоти, дорога кажется автобаном. Изменять привычке не будем – на вершине горы остановился отдохнуть. Друзья-слепни попрощаться не прилетели, пасмурно сегодня, спят, наверное. Завожу двигатель и качу вниз по крутому склону… Подъезжаю к поселку, вижу первые дома. В голове мысль облегчения: «Цивилизация»… Не торопясь, подкатываю к своему дому. Ну, вот и всё, приехал! Закатил скутер в гараж, снял грязную одежду, сапоги, сел на лавочку в беседке, закурил. Усталость навалилась такая, что даже двигаться неохота – тело отдыхает после дороги.

Умываюсь из бочки дождевой водой. Остужаю ноги, измученные сапогами. Теперь отсыпаться... Рыбалка была что надо! Одним словом – Иванозеро.


ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Karjalan Sanomat
Liity mukaan puheiden keräämiseen
Karjalan kielitieteilijät ovat käynnistäneet projektin, jossa halukkaat voivat äänittää vepsän tai karjalan murteita puhuvien sukulaistensa tai tuttaviensa puhetta.
Oma Mua
Roštuon vetehini
Luve Kalevalan karjalan kielen kurššien opaštujien starina ta šuat tietyä mitä kummua voit šattuo Roštuon taika-aikana.
Kipinä
Loksi
Kontupohjalaiset koululaiset Daniil ja Sofia Rigoninit keksivät kertomuksia käpylinnun poikasesta Loksista.
Karjalan Sanomat
Laboratoriossa vatkataan teatteria ja suomen kieltä
Suomenkielisen teatterin laboratorio aloitti tänään toimintansa Suomi-talossa Pietarissa. Kuukauden aikana sen jäsenet opiskelevat näyttelijäntyötä ja suomen kieltä.
Oma Mua
Opastajien desantu Videles
Talvikuul Anuksen čupun Videlen kyläs vastavui enämbi nelliäkymmendy školan ruadajua Karjalan eri čuppulois.
Kipinä
Todesižed starinad živatoiden polhe
Todesižed starinad kodi- da mecživatoiden polhe.
Kodima
Vepsän kul’turan voz’ lopihe čomal praznikehtal
Vepsän kul’tursebr tegi 2022. voden ühthevedoid Karjalan rahvahiden sebruden kodiš.
Oma Mua
Makšalillit
Pekka Perttu kertou tarinan, mintäh Pirttilahen koko kylövehtä ruvettih nimittelömäh Makšalilliksi.
Karjalan Sanomat
Rinteen sukutarina: kirja ilmestyi nyt venäjäksi
Petroskoilaissyntyinen muusikko ja toimittaja Arto Rinne on venäjäntänyt oman elämäkerrallisen kirjansa Karjalaan kaikonneita.
Karjalan Sanomat
Kanteleensoittajien liitto alkoi toimia udelleen
Karjalan kanteleensoittajien liitto on saanut kansalaisjärjestön aseman.
Войти
Регистрация
Пароль
Повторите пароль